Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Суббота, 22.09.2018, 21:54
Приветствую Вас Гость
Главная » 2018 » Сентябрь » 14 » Газопроводы ИПИ и ТАПИ - миф или реальность?
19:27
Газопроводы ИПИ и ТАПИ - миф или реальность?
Сложная ситуация в энергетических секторах Пакистана, Афганистана и Индии сохраняется уже не одно десятилетие, и частичное решение накопившихся в этой области проблем было бы возможно при условии поставок газа из Ирана в Пакистан и далее в Индию, и из Туркменистана в Афганистан и далее в Пакистан и Индию. Но насколько реальны эти проекты, что уже сделано для их реализации, какие препятствия стоят на пути сооружения газопроводов – вот тот круг вопросов, которые хотелось бы рассмотреть в данной статье, - пишет Сергей Каменев в "Новом восточном обозрении", как передает "Газпром" несколько потерял интерес к этому трубопроводу, особенно с учетом вложения средств и ввода в эксплуатацию "северной" ветки в Европу, а также стремлением пакистанской стороны предоставить право участия в этом проекте на тендерной основе.
 
Серьезное противодействие этому проекту оказывали и продолжают оказывать Соединенные Штаты после введения экономических санкций против Ирана в связи с реализацией им ядерной программы. По мнению Вашингтона, поставки газа в Пакистан могут заметно ослабить воздействие санкций на Иран и позволить ему в какой-то мере обойти их. США настоятельно рекомендуют Пакистану, начиная с 2010 г., выйти из проекта ИПИ, обещая взамен активное американское участие в реализации проекта ТАПИ, а также в сооружении крупного промышленного терминала по сжижению газа в Пакистане.
 
Однако пока что Пакистан продолжает активно участвовать в строительстве газопровода, несмотря на столь жесткие требования со стороны США. Сложность позиции Исламабада заключается в том, что энергетическая проблема в стране (наряду с неразвитостью системы налогообложения) относится к наиболее серьезным препятствиям на пути ускоренного развития национального хозяйства страны. Более того, постоянные веерные отключения электричества в основных городах Пакистана ведут к резкой критике руководства страны со стороны широких слоев пакистанского общества и обостряют и без того непростую социальную обстановку в Пакистане. Поэтому сооружение газопровода из Ирана в Пакистан является в прямом смысле слова жизненной необходимостью. В этой связи неудивительно, что Исламабад обратился к иранской стороне с просьбой принять активное участие в строительстве пакистанской части газопровода ИПИ (приглашение было передано Тегерану в ходе официальной встречи федерального министра нефти и природных ресурсов Асима Хусейна с послом Ирана в Пакистане Резой Хакикияном) [10].
 
Иран, как представляется, в большей степени преследует политические интересы в процессе строительства газопровода, нежели экономические (хотя сбрасывать их со счетов никак нельзя, поскольку для Ирана, у которого запасов газа еще больше, чем, например, у соседнего Туркменистана, также является важным вопрос диверсификации экспортных маршрутов). С учетом жесткого американо-иранского противостояния Тегерану необходимо любыми способами продемонстрировать несостоятельность режима санкций, наличие в условиях международной изоляции партнеров и союзников, а тем более таких, как Пакистан, который является давним стратегическим партнером Вашингтона в регионе.
 
В конечном итоге, отвечая на поставленный в заголовке статьи вопрос о реальности сооружения газопровода Иран-Пакистан-Индия, можно практически полностью ответить на него утвердительно – это не миф, а реальность. Если, конечно, не возникнут некие форс-мажорные обстоятельства, способные объективно помешать реализации проекта.
 
Совсем иная ситуация складывается с газопроводом ТАПИ – Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. С нашей точки зрения, этот проект носит полуфантастический характер и никак не может быть реальным, и пока что это – некий миф, который постоянно "присутствует" в ходе двусторонних и многосторонних переговоров заинтересованных государств.
 
Строительство этого трубопровода, протяженностью 1,735 км, ориентировочной стоимостью $7.6 млрд. (по информации пакистанских СМИ, в середине 90-х гг. его примерная стоимость составляла $2 млрд., к 2002 г. возросла до $3.5 млрд.) и пропускной способностью 30 млрд. куб. м газа в год с возможным увеличением до 33 млрд. куб. м должно было начаться еще в 2006 г. и завершиться в 2016 г., однако это строительство вплоть до конца 2012 г. так и не было начато [11]. Рабочие переговоры о сооружении указанного газопровода велись еще в 90-е гг., в марте 1995 г. был подписан Меморандум о строительстве газопровода и нефтепровода из Туркменистана в Пакистан (в документе подчеркивалось, что "Туркменистан заинтересован в экспорте газа в Пакистан по цене, сопоставимой с ценой природного газа, предлагаемого Пакистану третьими странами", т.е. Саудовской Аравией, Катаром и Кувейтом) [12], однако конкретное Соглашение о его строительстве было подписано только в 2002 г. в Исламабаде главами трех государств (без Индии) [13]. Практическим двигателем этого проекта был на первом этапе Сапармурат Ниязов, активно стремившийся выйти на газовые (и не только газовые) рынки Центральной и Южной Азии, что нашло отражение в очередном, подписанном в Ашхабаде уже в начале 2003 г. Соглашении о строительстве газопровода. В нем были заложены основы для создания нормативно-правовой базы проекта и создания Консорциума, который взял бы на себя обязательства по строительству трубопровода и его управлению. В документе устанавливались принципы определения транспортных тарифов и ставок налогообложения, отвода земель для газопровода и нормативы технических стандартов проекта. Более того, Соглашением регулировались технические, финансовые, организационные и институциональные аспекты реализации проекта [14]. В соответствии с ТЭО, газопровод ТАПИ должен пройти из Туркмении через Герат, Кандагар (Афганистан) и далее через Кветту до пакистанского г.Мултан, откуда уже планируется проложить две ветки: непосредственно в Индию и в Карачи, где в перспективе может быть построен завод по сжижению газа для его вывоза в другие страны морским путем.
 
За этим последовала целая серия различных Соглашений на самом высоком уровне, конкретизирующих сооружение этого газопровода, однако все они остались на бумаге. Главным препятствием здесь является отсутствие гарантий безопасности как строительства трубопровода, так и его эксплуатации на афганской территории. Еще в 2005 г. движение "Талибан" выступило с угрозами срыва строительства газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан, если в нем будут участвовать американские и западные компании, а также международные финансовые институты, где главенствуют западные банкиры (подразумевался в первую очередь Азиатский банк развития, финансирующий строительство энергетических объектов в Южной и Центральной Азии). Об этом тогда сообщил агентству РИА "Новости" официальный представитель движения "Талибан" муфтий Латифулла Хакими [15]. Затем подобные угрозы терактов на газопроводе звучали с завидной регулярностью, и нет сомнений в том, что после вывода войск НАТО из Афганистана в 2014 г. (даже при условии присутствия там после этого некоторого контингента американских войск) опасность терактов сохранится в полной мере.
 
Справедливости ради следует заметить, что внешне проект ТАПИ выглядит весьма привлекательным (если не учитывать серьезные вопросы безопасности его сооружения и дальнейшей эксплуатации), и даже Соединенные Штаты проявляют определенную заинтересованность в его реализации, хотя непонятно, что больше их толкает к этому – экономические или политические интересы, т.е. стремление не дать Пакистану и в какой-то мере Индии всецело ориентироваться на газопровод из Ирана, а максимально привлечь их внимание к поставкам газа из Туркменистана. В этой связи помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Роберт Блейк в ходе своего визита в этот регион в августе 2012 г. заявил, что "многие американские компании очень заинтересованы в участии в проекте ТАПИ, однако прогресс в этом вопросе зависит от того, что будет предложено" [16].
 
По нашему мнению, этот проект носит отнюдь не энергетический, а, скорее, политический характер, поскольку во время регулярных четырехсторонних встреч (руководители Афганистана, Индии, Пакистана, Туркменистана) речь заходит в т.ч. и о необходимости строительства этого газопровода. Однако, как отмечено выше, пока что это строительство остается на бумаге, хотя уже давно был намечен его ввод в строй в 2016 г. В октябре 2012 г. Ашхабад объявил о своем решении построить часть этого газопровода на своей, туркменской, территории и закончить его строительство в 2017 г.; при этом президент страны Гурбангулы Бердымухамедов подчеркнул, что "каждая страна пусть сама о себе позаботится при строительстве нитки газопровода на своей территории" [17].
 
С нашей точки зрения, несмотря на подписание свыше десятка Соглашений по проекту ТАПИ, пока что его реализация является, как отмечено выше, мифом, что в определенной степени очевидно и для стран-участниц проекта, и для потенциальных инвесторов, включая АзБР. И дело не только в военных действиях на территории Афганистана, но и в сложной внутриполитической ситуации в пакистанском Белуджистане, где также далеко не в полной мере может быть обеспечена безопасность сооружения газопровода. Наконец, весьма осторожную позицию занимает и Индия, руководство которой, несмотря на явное улучшение индийско-пакистанских отношений в последние годы, тем не менее, опасается (в случае возникновения сложностей в двусторонних отношениях) приостановки газовых поставок по этому газопроводу, как впрочем, и газопроводу ИПИ.
 
Сергей Наумович Каменев - кандидат экономических наук, заведующий сектором Пакистана Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение".
 
(1)Business Recorder. 10.01.2012. Кстати сказать, один из них, Али Шамс Ардекани стал позднее заместителем министра иностранных дел Ирана и активно лоббировал проект газопровода из Ирана в Пакистан в правительстве страны.
 
(2)Business Recorder. 12.10.2008. Dawn. 25. 05.2009.
 
(3)Khaleeq Kiani. Gas pipeline MoU signed with Russian company // Dawn. 12.11.2002.
 
(4)Business Recorder. 24.01.2009.
 
(5)Business Recorder. 12.10.2008.
 
(6)Подробно вопросы сооружения этого газопровода до 2008 г. рассмотрены также в статье: М.Ю. Морозова. Газопроводы для Южной Азии или где проляжет проект ХХI в. // www.iimes.ru. 10 мая 2008 г.
 
(7)Цит. по: http://www.rusenergy.com/. 13.09.2012.
 
(8)Время новостей. 13 апреля 2007 г.
 
(9)Business Recorder. 29.05.2009.
 
(10)"Агентство нефтегазовой информации". http://www.angi.ru/news.shtml?oid=2793805. 16 октября 2012 г.
 
(11)Amanullah Bashar. Gas Pipeline from Turkmenistan. ADB to finance feasibility report. // Pakistan Economist. Aug 26 - Sep 01, 2002. Dawn. 1.12.2005.
 
(12)М.Ю.Морозова. Иран и Туркменистан: проблемы транспортировки природного газа в регион Южной Азии. // "Ближний Восток и современность". Выпуск 26. М., 2005, с. 275-290.
 
(13)Shamim Ahmed Rizvi. Pakistan, Afghanistan and Turkmenistan gas pipeline. It would bring economic progress and prosperity for the peoples and also enhance regional cooperation. // Pakistan Economist. June 10 - 16, 2002.
 
(14)О чем договорились в Ашхабаде руководители Туркменистана, Афганистана и Пакистана. // www.turkmenistan.ru. 3 января 2003 г.
 
(15)www.gundogar.org/ 20 апреля 2005 г.
 
(16)Цит. по: Азер Ахмедбейли. "Trend News Agency" (Азербайджан). // http://www.inosmi.ru/world/20120920/199513971. 20 сентября 2012 г.
 
(17)Dawn. 17.10.2012.
Просмотров: 7 | Добавил: docalbu1971 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz